01.03.2021

Павлик Морозов поколения Z

Несколько лет назад в новостях периодически стала мелькать информация о жалобах американских детей в службу опеки на собственных родителей. Поводом для расследований становились отказы покупать собачку или полученные подзатыльники за плохое поведение либо двойку. Сегодня эти детки уже подросли, и новостные ленты запестрели сообщениями о жалобах американских тинейджеров на своих пап и мам, если те имели неосторожность сообщить, что посещали акции в поддержку Трампа.

Доносы стали для молодежи чуть ли не рядовым поступком. И иногда доходит до абсурда. К примеру, студентка настучавшая на маму из-за того, что та присутствовала на митинге во время штурма Капитолия, сейчас собирается судиться с ней, потому что арестованная и уволенная с работы родительница отказалась оплачивать ее обучение в университете. Казалось бы, в чем расчет? Где логика? Но сверстники одобрили поступок студентки и искренне посочувствовали ее отчислению.

Поколение Z, или цифровое поколение, сложно понять, если не погрузиться в его реальность, систему ценностей и язык общения. С языком отдельная история: сегодня уже пора создавать межпоколенческий переводчик, чтобы понимать ход мысли «зетов» – тех, кто родился с 1999 по 2012 год.

В России представителей этого поколения не так уж много, ведь «зеты» – это дети обеспеченных родителей из мегаполисов. А у нас настоящих мегаполисов всего два – Москва и Санкт-Петербург. Конечно, есть определенный процент молодежи, попадающий под характеристику поколения Z и в других городах, но он слишком мал, чтобы можно было сравнить цифровое поколение из российской, американской и европейской глубинки.

Легко осваивающие новые технологии, вооруженные инновационными гаджетами, пользующиеся каршерингом и онлайн-доставкой, но не прожившие бы и года в реалиях середины прошлого века – они кажутся инопланетянами. Как университетский преподаватель с многолетним стажем я вижу, что студенты цифрового поколения намного активнее и интеллектуально выше своих предшественников, свободны от комплексов, легкообучаемы, но при этом у них практически полностью отсутствует критическое мышление. Они не просто готовы верить, они уже искренне верят анонимным экспертам, блогерам-миллионникам, подборке Яндекс.Дзена и полному собранию Википедии.

Еще одна характеристика – сочетание совершенно разных взглядов на мир. «Зеты» выросли в настолько рациональных людей, что их экономность и умение считать каждую копейку смущают даже стариков, переживших послевоенный голод в СССР. Они не просто знают цену деньгам, они ориентируются в жизни лучше многих старших, но при этом реальную жизнь воспринимают как фон «настоящей», которая для них – в онлайне.

Может быть, по этой причине они так спокойно признаются в любви к родителям и одновременно строчат на них доносы. Или выходят на митинги против «бесчеловечной государственной машины», но требуют от самих себя и окружающих строгого соблюдения закона. Эти дети – из благополучных семей, и в отличие от своих родителей и дедов их восприятие жизни сводится к формуле «в чем моя личная выгода». Такое отношение не связано с желанием иметь финансовую подушку безопасности на черный день. Просто они так приняли рыночную экономику и пытаются подстроить мир под себя.

Последние опросы «Ромира» показали, что поколение Z не хочет создавать семью до 30 лет. Они готовы на гражданские браки, и то с оговоркой: если мне будет интереснее и комфортнее с партнером, чем с самим собой.

Их сложно привлечь яркой упаковкой или креативной рекламой. «Зеты» откликаются, только если срабатывает критерий «мне хорошо». Когда товар, образование, родитель, друг, домашнее животное устраивают – значит, «объект подходит». Если нет, то, несмотря на привязанность и нелогичное поведение, объекту будет «отказано».

«Зеты» не лучше и не хуже нас, они наши дети, первое порождение «золотого миллиарда», появившееся в эпоху глобальной дезинформации. Это замечательно, что им не нужно постоянно думать о выживании, у них кроме родителей и двора есть много открытых источников информации. Важно, чтобы они нам просто доверяли, а мы их просто любили и понимали. Точнее, в другом порядке. Вот такое новое прочтение «Отцов и детей».

Относительно американских «Павликов» я бы не стал успокаивать себя тем, что нас пока это не коснулось. То, что «зеты» живут только в мегаполисах, не делает их философию жизни закрытой для остальной молодежи. Более того, все глобальные исследования общества показывают, что житель России по многим базовым ценностям среднестатистический землянин.

Мы почему-то думаем, что мы какие-то уникальные – либо передовые в плане духовности, либо изгои в плане личных свобод. Мы просто Восток и Запад, богатые и бедные, разнонациональные и многоконфессиональные…

Но данные показывают, что нас по праву можно считать среднестатистическими и основные проблемы российского общества можно обнаружить практически в любом другом социуме независимо от географического положения, национальной специфики и господствующей идеологии. Они просто земные и человеческие. Потому, если сегодня мы потеряем способность вести диалог с цифровым поколением, понимать его, сохранять авторитет, передавать исторический опыт, это может ударить по нам не менее больно, чем по тем же американцам. Правда, с небольшим опозданием в несколько лет. Или уже месяцев…

За более подробной информацией обращайтесь:
пресс-служба MILE Group
Тел.: +7 (495) 011-00-08; +7 (926) 519-66-13
E-mail: pressa@mile.ru, info@mile.ru
www.mile.ru